07-01-28, Дневники участников Тибетской экспедиции

/
07-01-28

Размещено в Дневники участников Тибетской экспедиции

7/I Путь на Сикким через Непал. Губернатор знает лишь девять стран. Губернаторы о британцах. Уверения губернатора. Наши телеграммы опять не приняты. "Тибету телеграф не нужен". Телеграмма консулу Соединенных Штатов.

ЮНР

На следующее утро губернаторы уехали в Нагчу, а мы начали готовиться к отъезду. Теперь нам позволили отправиться в Нагчу, а местный старшина уехал из Шаругона собирать для нас яков и лошадей.

КНР

Ночью сильный ветер и снег, погода мягкая. Вчера при разговоре с губернаторами выяснилось, что письмо ургинского доньера Далай-Ламе, отобранное у нас на одном из милицейских постов, так и не было доставлено губернаторами по назначению. Сегодня с утра ведем переговоры через Кончока о маршруте. В ходе длинных, мучительных переговоров и обмена записками выясняется, что губернаторы будто бы согласны на наше желание пройти на Сикким, но для этого нам предлагается сделать нелепый крюк через Тенгри-нор к границам Непала, чтобы повернуть через Кампа-цзонг и Лачен на Гангток. Это угроза лишних по крайней мере двух недель пути, но компенсируется близостью Эвереста и Канченджанги. Смеемся рассказу Кончока о рассуждениях духовного губернатора, который сегодня проснулся с таким государственным заявлением: "Так как Америка - Верховный Комиссар (чичаб) над всеми странами, то, пропустив американцев обычным путем, Тибет должен будет пропустить этим же путем все остальные страны (губернатор знает лишь девять стран). С другой стороны, нельзя обидеть и Америку, а потому вместо длинного пути на Ладакх надо дать другой, обходной путь". Губернаторы заявляют, что англичан удалили из Гиангцзе, Пари и Чумби, поэтому в эти места и нельзя заходить. Англичане, по их выражению, плохой народ, так как поставили им скверные ружья, а инструктора их плохо обучали солдат.

Около 1 ч. дня явились губернаторы в сопровождении майора, офицера, Кончока и старшины. Духовный губернатор как старший из двух по положению начал свою речь с заявления, что правительство Тибета пропустило бы нас через Лхасу, зная, что мы единоверцы и много помогали Тибету, но за нами пойдут тогда и другие. А потому нам разрешается обходной путь в Сикким, минуя Шигацзе и Гиангцзе, на Caгa-цзонг, откуда несколько дорог ведут в Сикким и Непал. По их предположению, дней через десять мы сможем двинуться в путь. Обещают дать троих провожатых, животных, выписать продовольствие из Лхасы и снабдить письмами к губернаторам цзонгов. Заготовленные нами телеграммы в Америку, резиденту Сиккима и американскому консулу в Калькутте не взяли, говоря, что телеграф теперь в Лхасе разрушен, так как в нем нет уже надобности. Раньше, по их словам, он был необходим для контактов с англичанами, когда на Тибет оказывали давление китайцы. Теперь же китайцы Тибет не трогают, а с англичанами тибетцы в дурных отношениях. По дошедшим до нас сведениям, теперь в Тибете одержала верх партия старого ламства, то есть наиболее реакционная и косная из всех. Конечно, телеграф разрушен, и все нововведения отменены, а такие лица, как молодой генерал Кап-шо-па, не пользуются в Лхасе никаким влиянием. Губернаторы выпросили фотографию Н. К. для отправки Далай-Ламе и, как истые дикари, вероятно, думали, что сегодня они наговорили нам столько приятных вещей, что вполне ублаготворили нас. Можно вообразить себе их искреннее изумление, когда Америка предъявит им иск за наше насильственное и такое преступно-продолжительное, со всеми губительными последствиями, задержание. Губернаторы предлагали продать им наши винтовки со ста патронами по триста нарсангов за каждую и немецкие карабины по двести нарсангов. Конечно, такие губернаторы представляют уже отживший тип китайских властей и для строительства страны, кроме вреда, ничего принести не могут. Самый облик их напоминает героев фарса доброго старого времени. Ю. Н. несколько сожалеет, что мы отказались идти на Лхасу, так как из происходящих разговоров нам ясна возможность оборота дела и в эту сторону. Н. К., напротив, радуется, что не придется вдыхать затхлый воздух этого города, утерявшего основы буддизма.

Так как губернаторы вручили нам вчера свои продовольственные подарки, сегодня мы, не желая оставаться в долгу, вынуждены со своей стороны также послать им: духовному - серебряный монгольский прибор, а гражданскому - большой бинокль. Возвращенные нам сегодня телеграммы в Америку и Бэйли были приблизительно уже известного, повторного содержания, седьмые по счету, о содействии нашему проходу в Индию. Телеграмма же генеральному консулу Соединенных Штатов в Калькутте была следующего содержания:

"Американская экспедиция Рериха задержана тибетскими властями три месяца в двух днях пути севернее Нагчу. Чрезвычайно критические условия. Телеграфируйте полковнику Бэйли, британскому резиденту в Сиккиме, помочь экспедиции перейти границу Сиккима. Детали об экспедиции можно получить у Луиса Хорша, Юнитар, Нью-Йорк. Привет".

НВК

7.I. Утром составляются телеграммы в Америку, английскому резиденту в Сикким и американскому консулу в Калькутту. Содержание — тяжелое положение экспедиции и просьба о дипломатической помощи для дальнейшего нашего продвижения. Уходя, губернаторы сказали, что, вынеся самое приятное впечатление от знакомства с Н.К.Р., они перешлют в Лхасу телеграммы без всякого промедления. Тибетец Кончок, почувствовавший, вероятно, что положение экспедиции становится прочнее, опять у нас на службе и является деятельным посредником между нашим и губернаторским лагерем. С одним из губернаторов он однокашник по монастырю, в котором провел свою юность. Через Кончока выясняется, что идти на Гангток, Гиангцзе, Чумби и Пари мы не можем. Но обход стен этих больших крепостей — уже другое дело. Это как раз соответствует планам Н.К.Р., который хочет, чтобы экспедиция вышла на Сикким.

К часу дня появляются губернаторы. На этот раз приходят пешком. Говорят они уже гораздо мягче и сильно сбавляют резкость вчерашнего дня. Они даже говорят, что если Н.К.Р. захочет идти на Лхасу... Но Н.К.Р. совершенно исключает, по особым соображениям, этот таинственный, а в сущности очень малоинтересный город. Впрочем, говорят губернаторы, идти на Лхасу иностранцам опасно. И они рассказывают сенсационную новость. Борьба новой и старой партий в парламенте — кончилась поражением первой. У власти стали консерваторы, реакционная ламская партия. Уничтожен телеграф, благодаря чему отпадает посылка наших телеграмм; электрическая станция и дома, в которых жили приверженцы нового строя, связанного с европеизацией страны, — разрушены. «Уничтожено все то, что нам было нужно прежде, чтобы поддерживать отношения с англичанами, помогавшими нам свергнуть иго китайцев. Теперь китайцы ушли — и англичане нам больше не нужны». Так говорят губернаторы. Англичане ушли из Гиангцзе. И надо сказать, плохи были эти пелинги-англичане. Они плохо обучали тибетских солдат, продавали плохое оружие и... вводили большевизм. По последним сведениям видно, что губернаторы уже просто заврались. Особенно после того, как намекнули, что из Гиангцзе английские войска ушли под давлением тибетцев. Если англичане, действительно, покинули свой тибетский форпост, то во всяком случае, по своим соображениям, а не под угрозой тибетской армии, так как достаточно было бы одной бригады с артиллерией из Индии, чтобы разогнать храбрую тибетскую армию на все четыре стороны. Сведения о перевороте в Лхасе более правдоподобны. Губернаторы говорят, что сторонник англичан генерал Ладен-ла убит и в уличных столкновениях имеются и другие жертвы.

Получили мы также сведения о положении дел в Китае. Гражданская война продолжается с перевесом то в ту, то в другую сторону.

В переговорах о маршруте губернаторы пробуют сбить наш путь на Катманду — столицу Непала. В поощрение администраторам переданы сервиз и бинокль с упоминанием, что в случае удачного разрешения вопроса о нашем дальнейшем пути их ждут и другие подарки.

ПКП

7 января. Установлен маршрут пути до СагаЦзонга. Через Нагчу, вдоль южного берега оз. Намцо, вверх по долине реки Брахмапутры до СагаЦзонга и оттуда по одной из дорог, ведущих на Катманду (Непал) или в Сикким. Телеграммы Бейли и в Нью-Йорк губернаторы переслать отказались, мотивируя это тем, что в настоящее время между Тибетом и Индией нет ни телеграфного, ни почтового сообщения. Завтра губернато ры уезжают обратно в Нагчу, откуда пошлют донесение в Лхасу о нашем согласии выйти на Индию, минуя Гиангцзе.

Вместе с донесением правительству пойдет письмо Дорингкунгку шо, прежнему знакомому Н.К. еще по Дарджилингу и теперь занимающемувидное место при дворе Далай-Ламы. Из Лхасы вместе с ответом придут необходимые продукты для предстоящего нам пути. Через 10 дней Н.К. предполагает перейти в Нагчу.