ДВИЖЕНИЕ И ВИБРАЦИЯ. Урок 176, Учение Храма. Часть 1.

/
ДВИЖЕНИЕ И ВИБРАЦИЯ. Урок 176

Размещено в Учение Храма. Часть 1.

В эти дни, когда приверженцы так называемых точных наук достигли своего максимума в исследованиях тех областей, что предоставляют видимую и ощутимую субстанцию для их действий, рождается еще один класс исследователей, которые, будучи совершенно готовы принять открытия более ранних ученых постольку, поскольку они апеллируют к разуму и пяти чувствам, не собираются на этом останавливаться. Ныне пребывающее в процессе эволюции шестое чувство уже представило бесспорные доказательства существования не одного поля исследований из тех, которые до сих пор лишь предполагались или принимались как простая гипотеза.

Открытие нескольких элементов, ранее неизвестных человечеству в целом (но давно известных Посвященным Великой Белой Ложи под иными именами, нежели те, которые были позже приняты среди ученых), стало средством, позволяющим открыть несколько дверей, ведущих к разрешению некоторых тайн бытия. Исследования в этих конкретных сферах привели к окончательному принятию утверждений Посвященных некоторыми представителями второго класса исследователей; к числу последних принадлежат и последователи древних алхимиков.

Эти новейшие сферы очень близко соприкасаются с более тонкими силами природы, перед которыми человек, опирающийся лишь на пять чувств, оказывается в тупике.

Интуиция и координация, два качества шестого чувства, могут преодолеть барьеры, установленные пятью низшими чувствами, и достичь точки разграничения между духом и материей; но лишь седьмое, синтетическое чувство в состоянии преодолеть эту точку на восходящей дуге и войти в духовное царство. И именно потому, что Посвященные высших ступеней развили в себе это синтетическое чувство, они способны придать словесную форму утверждениям абсолютной истины, касающимся духовных реальностей. Когда один из этих великих Мастеров людей и вещей безапелляционно утверждает, что вся проявленная жизнь, вся жизнь в форме, является результатом движения и вибрации, отсюда естественным образом следует, что те, кто в состоянии принять это утверждение, желают узнать нечто о природе того, что пребывает в состоянии движения и вибрации, а также фундаментальные причины этого.

Средний оккультист предложит вам обратиться за таким знанием к «Тайной доктрине» или какому-либо родственному труду, но в то время как такое знание действительно необходимо на одной из стадий ваших усилий, я предложу вам сперва воспользоваться рудиментами шестого чувства, которые вы уже развили в себе, чтобы отыскать тонику движения, которое неразрывно связывает вас с сознательным Божеством; эта тоника – Христос, который задает эту ноту вашей душе, чтобы вы не затерялись в лабиринте ментальных обобщений, из которого нет выхода.

Но сперва примите во внимание утверждение о том, что то в вас, что пребывает в состоянии движения и вибрации, есть одеяние Христа – Христа-в-вас, Христа-во-мне, во всякой живой твари и создании, который безраздельно царит над всем сущим; Христа, который ткет для себя одеяния из той жизненной силы, которую древние именовали Акашей – или Археусом[147]. В первой главе Евангелия от святого Иоанна вы найдете подтверждение первому из вышеуказанных утверждений: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было вначале у Бога. Все через Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть». Слово – перворожденный Сын Божий, Абсолют – и есть Христос. То, что мы пытаемся приблизительно выразить словами «нумен электричества», эта великая тайна науки и есть Слово (в оккультной философии – Фохат), Христос, мощь и потенция всей проявленной энергии и силы; и когда то, что пребывает в движении, начинает вибрировать, достигается точка разделения между духом и материей. Тогда Христос начинает строить форму своей манифестации, форму Небесного Человека, образец для человечества – и строит ее посредством вибрации; и эта форма Небесного Человека является обиталищем вибраций – Центральным Солнцем.

Каждая форма и градация материи создается одним видом или частотой вибрации, и каждая из них отзывается на определенную ноту или тонику, как сверху, так и снизу. Мастер одной из высших ступеней бытия обладает способностью изменять курс любой вибрирующей волны в пределах определенного круга или сферы действия. Выражаясь фигурально, он содержит внутри себя камертон, посредством которого может отыскать ключ к вибрации звука, света, тепла и электричества. Этот камертон до некоторой степени соответствует передатчику и приемнику беспроводного аппарата, хотя последний гораздо более ограничен, чем человеческий камертон, когда последний должным образом усовершенствован. Если бы беспроводной аппарат был усовершенствован, то его оператор мог бы изменять направления тепловых волн, вмешиваясь в их вибрацию в пределах определенной территории. Он мог бы изменить направления волн из поперечного в продольное или горизонтальное – и таким образом заморозить до твердого состояния любое живое существо на этой территории. Он мог бы проделать то же самое со световыми волнами – и ни один луч света не сумел бы пробиться во тьму этой области. Он мог бы изменить направление электрических волн – и ни один звук не смог бы проникнуть в эту область. Он мог бы увеличить напряжение – и все живые существа в пределах этой области испытали бы мгновенный электрический шок. И если бы он обладал способностью изменять направления или останавливать вибрацию всех четырех этих разрушающих жизнь и дарующих ее энергий – Сынов Фохата, – он мог бы уничтожить всю проявленную жизнь на физическом плане внутри определенной области земли, и сделал бы это, манипулируя несколькими ключами, настроенными на тоники вибрационных волн эфира и воздуха.

Стоит человеку однажды прийти к осознанию этих великих истин – и его «богоподобие» становится очевидным для его сознания.

Даже сейчас он бессознательно использует в некоторой степени силу вышеупомянутого человеческого камертона внутри области своей собственной ауры. Всякий сознательный поступок или доброе или злое намерение изменяют направление какой-либо вибрационной волны и таким образом создают, изменяют или дезинтегрируют некую форму субстанции внутри этой аурической сферы – акашического одеяния Христа, того Христа, который будет одухотворяющим сознанием тела Нирманакайи, когда эго – «истинный ты» – обретет это тело благодаря своим долгим трудам. Задумайтесь на мгновение, что может означать для человека такая судьба, когда в час отчаяния, отвращения и уныния вы видите свидетельства зла в себе и других и забываете о свидетельствах силы, способной обратить это зло.

Если даже самое незначительное приближение к такому осознанию придет к вам в эти моменты, вы никогда больше не скажете, что жизнь не стоит того, чтобы ее прожить.

Примечание: Интуиция, координация, воображение, сочувствие, воля, апперцепция – это качества шестого чувства.

Рисунок демонстрирует видимые интервалы в музыке, полученные с помощью колебаний двойного маятника, внутрь которого помещена стеклянная воронка, наполненная очень тонким песком. Относительные длины этих двух маятников можно изменять.

Если более короткая нить будет составлять одну четверть длины более длинной, первая выполнит вдвое больше вибраций, чем последняя, за тот же период времени. Это соответствует закону, который гласит, что периоды вибрации любых двух маятников обратно пропорциональны корням их длины. Но отвес не может двигаться в двух направлениях одновременно. Следовательно, он будет двигаться вдоль промежуточного пути между двумя прямыми линиями, о которых я только что говорил, а результатом комбинации двух различных вибраций является парабола А (см. рисунок на с. 609). Соотношение вибрации двух маятников в только что рассмотренном случае равно 1:2. Но это соотношение также выражает и интервал октавы. Таким образом, фигура А является кривой, которая соответствует этому интервалу.

Если мы изменим положение кольца так, чтобы изменить относительные длины двух маятников, и заведем отвес, как прежде, мы получим совершенно иную фигуру, чем та, что показана первой. Если сделать длины двух маятников соответствующими отношению 4:9, то песок из воронки опишет фигуру B. Но квадратными корнями из 4 и 9 являются соответственно 2 и 3. Таким образом, пока более длинный маятник совершает две вибрации, более короткий совершает три. Но пропорция «два к трем» выражает интервал квинты, и поэтому фигура B может рассматриваться как видимое выражение этого интервала.

Сделав относительные длины двух маятников равными 9 и 16, квадратными корнями которых являются 3 и 4, мы получаем фигуру C, соответствующую интервалу кварты. Аналогичным образом, если мы сделаем длины маятников равными соотношению 16:25, то получим фигуру D. Квадратными корнями 16 и 25 являются соответственно 4 и 5. А это соотношение выражает вибрацию большой терции. Следовательно, фигура D соответствует этому интервалу. Таким же образом, меняя сравнительные длины маятников, мы могли бы получить фигуры, соответствующие всем музыкальным интервалам. Мы бы обнаружили, что фигуры, выражающие интервалы, становятся все более сложными по мере того, как возрастают числа, представляющие эти интервалы.

Из книги «Звук и музыка»

Рис. 1

Видимое выражение звуковых вибраций, составляющих музыкальный интервал чистой квинты.

Рис. 2

Видимое выражение звуковых вибраций, составляющих музыкальный интервал чистой кварты.

Рис. 3

Данный рисунок демонстрирует траектории, полученные путем изменений в относительных длинах отвесов сложного маятника, используемого для получения изображений музыкальных интервалов.

Эти траектории получены с помощью пластины из стекла, зачерненного камфарным дымом, оседающим на конденсатор вертикального светильника. Вот как описан этот процесс в книге «Звук и музыка»: «Маятники настроены так, что один из них совершает два колебания, в то время как другой – три. Если бы их оба заставили колебаться одновременно, они заставят острый наконечник описать кривую, соответствующую музыкальному интервалу квинты. Как только маятники приводятся в движение, на экране внезапно появляются вспышки, а ведь до появления красивой яркой кривой, которая становится все более и более сложной, он был совершенно темным. Наконец, острый наконечник возвращается к своей стартовой точке, и кривая, обрисовывающая интервал квинты, завершена».

Из книги «Звук и музыка»

Огненный образ, соответствующий тонике, представлен на рисунке 4 (с. 613) схемой 1. Схема 3 представляет образ дуодецимы и показывает, что она совершает в три раза больше вибраций, чем тоника. Оба огненных образа, будучи объединены, дают соотношение 1:3, которое демонстрирует компоненты изучаемого звука так же хорошо, как если бы каждая составляющая рассматривалась в отдельности.

Из книги «Звук и музыка»

Рис. 4

Огненные образы, вызываемые звуковыми вибрациями в пламени.

Рис. 5

На рисунке 5 показан примечательный образ, характеризующий особенный звук произнесенной буквы "р".