ХРИСТОС. Урок 5, Учение Храма. Часть 1.

/
ХРИСТОС. Урок 5

Размещено в Учение Храма. Часть 1.

Многие из тех, для кого предназначены эти Уроки, не в состоянии приобрести книги, содержащие наше изложение древней мудрости, и по этой причине многие из наших указаний им непонятны. В особенности это верно для тех, кто освободился от ига современной церкви и, по-прежнему почитая и любя личность и характер Иисуса, не знает, какое место отвести Ему на шкале человеческой жизни при своих изменившихся убеждениях. Это касается и тех, кто склонен ставить Его на один уровень с другими людьми.

У каждой эпохи есть свой Христос или Спаситель, который может проявляться в разных условиях в одном или нескольких человеческих телах; но под «эпохой» мы имеем в виду не просто несколько сотен лет, но несколько тысяч.

В первом томе «Тайной Доктрины»[17], в начальных станцах третьей главы есть такие слова: «Три распадаются на четыре». Это предложение содержит в себе тайну манифестации всех Спасителей всех времен. Не имеет значения, будем ли мы рассматривать ту или иную из Троиц – Отец, Мать, Сын; Атман[18], Буддхи[19], Манас[20]; Материя, Сила и Сознание; Желание, Воля и Мудрость или Тело, Душа и Дух – ибо, в конечном счете, все они оказываются Единым, и это Единое в трех лицах является Абсолютом, жизнью и бытием всего, что проявлено на всех планах космоса. И все эти Троицы следует рассматривать как взаимозаменяемые, хотя и самодостаточные в отдельности; и любой из трех их аспектов (или личностей, каковыми они являются в учении [христианской] церкви) проявляется во времени или в вечности, проявляется совершенно, то есть – со всеми атрибутами прочих двух.

Эта троякая манифестация жизни и бытия «вечна на небесах», всегда была и всегда пребудет в том состоянии сознания, которое принято называть нирваной или раем. Невозможно мыслить о Ней как отторгающей любую часть себя, ибо Она есть единство. Она и есть Бог.

Никакие слова не могут описать нисхождение Бога в материю, ибо материя не была проявлена, пока нисхождение не совершилось. Идею этого процесса наиболее приближенно передает принцип тени. Трое – Триединство – создали всю субстанцию, всю материю и стали ею в процессе, родственном отбрасыванию тени на физическом плане, то есть в проецировании созидательной мысли во временную форму и субстанцию. Эта субстанция обладает всеми атрибутами своих прародителей (в меньшей или измененной степени).

Чтобы отбросить тень, силуэт тела должен пройти между солнечным светом и землей. Солнце, тело и земля являются тремя разными градациями или частотами вибрации материи, они составляют три действующие силы, посредством которых отбрасывается тень, и соответствуют трем различным действующим силам и атрибутам трех великих созидательных огней, представленных вышеупомянутой Троицей.

Теперь, чтобы помочь тем из вас, кому трудно понять концепцию единства в разнообразии, мы возьмем один из аспектов Троицы – Сына, которого также следует рассматривать как космическую субстанцию или материю в Троице «Материя, Сила и Сознание»; как тело – в Троице «Тело, Душа и Дух»; как Манас – в Троице «Манас, Буддхи и Атман». Этим аспектом Сына является Христос, Спаситель, Ангел Света, который низошел с небес в манифестацию не вследствие зла, но ради исполнения желания или Воли принципа Отца, каковой было сотворение материи, ее эволюция и конечное искупление.

Каждый атом проявленной материи, а соответственно – и каждое человеческое существо, обладает этим принципом; но он спит до момента проявления и развития, а развит он может быть только высочайшими побуждениями Души. Как следствие, хотя все мы являемся Спасителями в потенциале, в каждую эпоху находится только один Единственный, способный развить в себе любовь, терпение и самоотверженность, необходимые для столь высокого призвания, и этот Единственный становится «старшим братом» расы и эпохи, которым он принадлежит.

В Евангелии от Иоанна (глава 17, стих 21) есть такие слова: «Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино – да уверует мир, что Ты послал Меня». Эта надежда, выраженная в таком прекрасном и сокровенном речении, явственно демонстрирует веру Иисуса в конечную инволюцию материи в том же порядке, в каком развивала ее эволюция, вплоть до той точки, где инволюция становится возможностью.

Бо́льшая часть противоречий между наукой и религией, так же как и между различными подразделениями религиозных организаций, обязана своим существованием неготовности одного общества справедливо рассматривать спорные моменты в философии другого. Невежественный христианин воображает, что Иисус непременно утратит величие и силу, если рассматривать его с обычной точки зрения эволюционной монады[21] – такой, какая была началом земного бытия всего рода человеческого, хотя в церковных трудах его часто упоминают как «перворожденного среди многих братьев». Если он являлся братом всему остальному человечеству, то уж наверняка был подвержен действию общих законов эволюции. Мы не стремимся умалить божественность Иисуса – лишь желаем показать общее божественное происхождение всего человеческого рода.