ТРАНСМУТАЦИЯ. Урок 59, Учение Храма. Часть 1.

/
ТРАНСМУТАЦИЯ. Урок 59

Размещено в Учение Храма. Часть 1.

Несмотря на все усилия католического духовенства прояснить доктрину трансмутации – то есть претворения хлеба и вина в плоть и кровь Христову, – средний мирянин испытывает значительные трудности в понимании этого процесса или в принятии факта такого кажущегося чуда.

Поскольку означенная доктрина основана на действии великого естественного закона, и его следствия столь же глубоко затрагивают членов Храма, как и любое другое человеческое общество, я возьму на себя труд просветить их в отношении и этого закона, и следующих из него явлений. Основание всего оккультизма зиждется на принципах Желания, Побуждения и Воли; тех трех форм энергии, которые, приходя в действие, становятся светом, теплом и пламенем – Отцом, Матерью и Сыном – Творцом, Разрушителем и Хранителем.

Чтобы понять высший аспект любой вещи или условия, мы должны обратить свое внимание на их низший аспект, каковым для нашей нынешней цели должно являться физическое тело, являющееся негативным аспектом духовного тела – Сына – Тела Христова – Хранителя. Ради поддержки и сохранения физического тела врожденный принцип желания побуждает животную волю к действию, целью (мотивом) которого является обеспечение (поглощение и усвоение) с регулярными промежутками достаточного количества пищи, чтобы поддерживать тело в течение определенного периода времени. Такое действие сил становится для человека почти автоматическим. Ни один психически здоровый человек не считает, что может лишить свое тело пищи – и продолжать при этом жить. Однако тот факт, что душа человеческая требует питания в не меньшей степени, чем тело, более того – требует ее через определенные промежутки времени и в значительных количествах, не всегда бывает осознан или принят. Как следствие, в большинстве случаев такое питание обеспечивается в недостаточном объеме или только от случая к случаю, и результат такого небрежения очевиден для внимательного наблюдателя в лицах и телах людей, которых он встречает. С животным миром дело обстоит по-другому, ибо, если только животное не лишено пищи и питья суровыми жизненными условиями, так называемый инстинкт (который человек утратил) толкает его к бессознательному применению сил, которые соответствуют желанию, побуждению и воле человека – и животная душа насыщается почти автоматически. Что же касается человека, если всякая трапеза будет предваряться сознательно выраженным желанием к насыщению души, а во время приема пищи в разуме будет присутствовать более высокое побуждение, нежели просто животное удовлетворение аппетита, и если несколько мгновений молчаливой признательности и благодарности будут завершать каждую трапезу – то в действие неизбежно будут приводиться все три формы энергии, которые в сущности своей обеспечат питание, переваривание и усвоение этой пищи душой, а пища, предоставленная телу, станет благословенной и создаст для него наиболее здоровые условия благодаря установлению гармонического соответствия сил. «Здоровье – это гармония».

Помните, что не сама по себе грубая пища, помещенная в этот замечательный приемник – желудок, – в конце концов поступает в кровоток, чтобы питать и оживлять тело. Она разлагается на составные части, уступая воздействию пищеварительных соков, пока огненные жизни, которые оживляют пищу, не высвободятся, чтобы поступить в кровоток, оставляя свои тела (отработанную материю) разделять судьбу всех прочих внешних форм и состояний материи. Каждая из защитных оболочек этих огненных частиц связана с различными планами или состояниями материи; некоторые из них в сущности являются столь утонченными, что пребывают во власти воли и разума.

Если Желание побудило Волю решить, что определенная часть и разновидность оболочек этих огненных жизней способна напитать душу, а Разум обеспечил динамическую силу, принудив уста изречь звуки, которые устремят эту сущность в определенном направлении, ничто не помешает ей двигаться в эту конкретную сторону. Опять же, те же самые или сходные силы приводятся в действие Желанием, Волей и Разумом в благодарении, которое следует за трапезой, и на этом процесс душевного пищеварения и усвоения завершается. Не забывайте, что эго, прежде всего, ответственно за принятие пищи в интересах физического тела и что оно столь же глубоко заинтересовано в питании души. Но я не имею в виду, что душа питается лишь этим способом, ибо истинно сказано: «Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих»[76]. Всякое подобное слово является Сыном Божиим, живым существом, ибо одна лишь жизнь может поддерживать жизнь; и поскольку ничего мертвого не существует, душа может питаться благодаря всему, с чем соприкасается, если только она способна искать и находить такую пищу.

Воспринимая слова «Не заботьтесь для души вашей, что вам есть»[77] буквально, а не фигурально, как они и мыслились, средний ортодоксальный верующий не делает никаких попыток пробудить духовное Желание, Волю и Разум до, во время и после принятия пищи – и, соответственно, не обеспечивает сколько-нибудь методичного питания душе, которая вынуждена довольствоваться крохами, падающими со стола богатого – то есть более совершенного – человека. Но, увы, и еще раз увы! Даже эти крохи чересчур тяжелы для ментального пищеварения неподготовленной души, и посему душа эта слишком часто бывает принуждена поддерживать себя плевелами, отвергнутыми объедками эгоистичного, себялюбивого, потакающего себе мирского индивидуума, который отбросил прочь бесценную пищу, ибо у него нет души, чтобы питать ее, а ду́ши прочих ему безразличны. Ах, какую бесконечную жалость, какую космическую скорбь это вызывает! Колесо мира ежедневно перемалывает ту муку, которая могла бы питать, укреплять и оживлять миллионы изголодавшихся мирских душ – полуразвившихся, сокрушенных, измученных, искушаемых, сломленных чужой волей душ, которые ежедневно вытесняются из своей инкарнации, в то время как на всех довольно манны небесной, а следовательно – и жизни.

Если личность осознает необходимость питания своей души, определяет для этого питания методичный, периодический способ и время, обретает и использует внешние символы такой пищи, порождает энергию в звуке путем определенной словесной церемонии, то она буквально «собирает себе сокровище на небе»[78], помогая возводить вечное здание, в котором и через которое эго сможет действовать после того, как его внешняя форма стала прахом и пеплом.

Определенные формы пищи и питья содержат большее количество и лучшее качество или более совершенный вид огненных жизней, чем другие; среди них – пшеница, вино и вода. Они легче распадаются на элементы и усваиваются; поэтому их огненные жизни быстрее и полнее освобождаются от уз более грубых форм материи, и пищеварительные соки взаимодействуют с ними с большей готовностью.

Может показаться, что сказанное мною указывает на принижение великого духовного идеала – но вместо того, чтобы призывать вас к умалению или принижению какого-либо одного идеала, я хотел бы помочь вам возвысить все идеалы и осознать, что естественный закон управляет как духом, так и материей.

Нет более духовной функции, нежели снабжение тела питанием; и невозможно представить себе более унизительного процесса, чем набивание желудка ради простого удовлетворения аппетита.