ЯЗЫК МУЗЫКИ. Урок 81, Учение Храма. Часть 1.

/
ЯЗЫК МУЗЫКИ. Урок 81

Размещено в Учение Храма. Часть 1.

Общепризнанным фактом является то, что знание музыки необходимо для достижения сколько-нибудь высокой ступени в науке наук, приблизительное описание которой дает слово «оккультизм». Но немногие понимают, что интерпретация языка символизма требует гораздо большего, чем элементарные знания о музыке, поскольку язык этот в основном опирается на звук. Музыкальная гамма, принятая оккультистом, содержит бесконечное разнообразие нот и звуков; в нее фактически включены всякая нота или звук, который могут издать любая сотворенная вещь или существо. Большинство людей считает истинно музыкальными тонами лишь ограниченное число нот и их комбинаций, в то время как истина состоит в том, что великая тема природы – жизнь – никогда не могла бы быть правильно интерпретирована, если бы хотя бы один из тонов и звуков, обычно считающихся грубыми и негармоничными, или, напротив, сладкими и мелодичными для человеческого уха, был пропущен. Жизни необходимы оба полюса звука.

Тот факт, что звук – музыка – является совершенным языком, который можно выражать голосом или инструментом, фразы которого можно произносить, не говоря вслух ни слова, известен многим и определяется ими как первое подразделение языка Мистерий. Он используется в обиходе Посвященными для передачи необходимых тайных указаний или информации друг другу, когда применение других подразделений того же языка, таких как цвет и речь, было бы недостаточным или неразумным.

Если не считать Посвященных, лишь прирожденный музыкант в состоянии высказать свои собственные или принадлежащие другим идеи или идеалы, когда они рождаются в музыкальных тонах.

Множество тонов, содержащихся в одной-единственной октаве и необходимых для озвучивания какой-либо идеи, находятся выше, ниже или между нотами общепринятой октавы из семи полных тонов, но для среднего человека, даже если он их слышит, они не несут никакого смысла. Каждый из этих двадцати восьми тонов является полным тоном в гамме, которая представляет собой связующую нить между двумя планами, или состояниями сознания.

Людей часто поражает явное взаимопонимание, существующее между двумя животными, хотя при этом ни один внешний звук не долетает до их слуха. Сторонний наблюдатель может раздраженно отрицать обвинение в том, что он не способен услышать звуки, которые очевидно были изданы каждым животным. Тем не менее, подобное утверждение может быть совершенной истиной, ибо достаточная для совершенного обмена между двумя лошадьми, и даже между двумя муравьями информация может непрерывно передаваться в тонах, прекрасно артикулируемых и слышных животному или насекомому. И эти тоны могут быть расслышаны тренированным человеческим слухом.

Когда вы поймете, что существует семь полных тонов и бесчисленное количество меньших возможных полутонов звука между двумя любыми полными нотами голоса, скрипки или другого инструмента, вы сумеете получить некоторое представление о бесконечном разнообразии тонов, которые более высокоорганизованный человек или животное могут использовать для выражения высших или низших идей, а также о математической точности и продолжительности ритма или пауз – интервалов – между означенными тонами, во время которых появляется возможность для введения световых волн, придающих различные качества действующим звуковым волнам.

У прирожденного музыканта чувство тонкого осязания столь тесно связано с чувством слуха, что ему не составит труда понять мои слова, если я скажу, что вышеупомянутые тоны, употребляемые животными или насекомыми, интерпретируются один за другим скорее через тонкие ощущения, чем через чувство слуха. Иными словами, лошадь или муравей ощущают вибрацию идеи или силы, выраженной более высокими, более низкими или средними тонами, значительно острее, чем сами эти тоны, хотя последние и производят ощутимое воздействие на резонатор – барабанную перепонку уха.

Множество неестественных звуков, от которых страдает среднее ухо человека в течение многих поколений, привело к затвердению и огрублению этой барабанной перепонки у большинства представителей человеческой расы; в противном случае нынешнее поколение обезумело бы задолго до достижения зрелости. Но этот защитный процесс несет с собою неизмеримую утрату, а именно – утрату способности слышать или воспринимать те тоны, в которых содержится «сезам, откройся» ко многим из сокровеннейших секретов природы.

Если бы самые утонченные тоны природы могли достигнуть сознания через слух, в большинстве случаев это было бы сделано ценой сильнейшего нервного напряжения.

Вы заметите физическое ощущение напряжения, в особенности в мозгу, если попытаетесь проникнуть в безмолвие одним только чувством слуха, и это напряжение сведет к нулю ваши попытки различить внутренние феномены, ибо оно создает условия, аналогичные боли, таким образом удерживая ваше сознание зафиксированным на физическом плане. Однако вам придется победить эти условия, если вы хотите обрести утраченное чувство тонкого слуха; и если вам хватит терпения, вы этого добьетесь, настойчиво видоизменяя это чувство напряжения и, так сказать, без сознательных усилий прислушиваясь к тому, что средний человек назвал бы «ничто». Но ни при каких обстоятельствах не стал бы я вам советовать продолжать такие занятия, если вы ощущаете какое-либо напряжение – ибо этот путь ведет к безумию.

Верное произнесение тонов мантрама[101] Ложи – ее Призыва – имеет огромную важность. Одна-единственная неверная нота может привести в действие дисгармоничную или разрушительную силу вместо гармоничной и созидательной, которая не только сведет на нет усилия других, но также и задействует иную силу, создающую условия, совершенно противоположные изначально желанным.

Если вы питаете какую-то надежду стать практикующим оккультистом – не относитесь к данной здесь информации как к легкому чтению и не игнорируйте ее, ибо я раскрываю вам еще один из великих секретов природы; но ключом к нему вы должны пользоваться сами – и пользоваться мудро.