Кристалл огненный

/
03 Июн
Кристалл огненный

Размещено в Поэзия и проза | 0 комментариев

Венок сонетов Кристалл огненный

Олег Шабинский

  Венок сонетов
«Кристалл огненный»
                                   «Ты, Тебе и Твоё»
                      1
В такую ночь почудится: Сейчас
Сбываются забытые приметы,
Свершаются и сроки, и заветы…
Грядёт рассвет, благословенный час.
 
Ещё вчера казалось, – мир угас…
Что всё тщета, напрасны амулеты,
Что и дожди в неверие одеты,
И паперть звона меди не предаст.
 
Благословенна ночь и тишина.
Благословенны духа именины.
Терпения хватило письменам
 
Грядущего записывать картины.
Присмотришься в распятие окна, –
Откроются незримые причины.
                      2
Откроются незримые причины
Что прятала до времени судьба:
О, распалившая себя толпа,
Срывая сострадания личину,
 
Кровавых зрелищ полнила корзины,
Зловонные отведала хлеба
И, ртутью, грязь, стекая в желоба,
Хранила вид скучающей рутины.
 
И эти люди пожелали знать,
Что прячут их ладони и морщины.
За что теперь приходится страдать,
 
Имея нрав смирено-благочинный…
Довольно вам подобных убивать, –
Разверзнутся бездонные глубины.
                      3
Разверзнутся бездонные глубины
На лик Земли обрушив сонмы вод,
И для спасенья малых только брод, –
Огни спасут крылатых и невинных.
 
И запах позабудется полынный,
Да горечь, одряхлевшая невзгод…
Планета круг порочный разорвёт
И бросится за клином журавлиным.
 
Её полёт к стезе благословенной,
Её полёт – молитвенный экстаз – 
Так альбатрос склоняется над пеной,
 
Чтоб синевы касаться каждый раз.
Нальются крылья силой вдохновенной
И новый мир откроется для глаз.
                      4
И новый мир откроется для глаз.
Он был доступен в вещих сновиденьях,
Пророчицам в восторженных виденьях,
Да столпнику, как ангельский указ.
 
В его лугах всё розовый атлас,
В прохладных реках ярые каменья,
А в будних днях задатки вдохновенья,
И горный склон, как сарафан цветаст.
 
Прекрасный конь на фоне белой сливы
Копытом бьёт, – он радугой гриваст,
Он весь огонь, он ждёт нетерпеливо
 
Когда Владыка милости раздаст,
Тогда пронзая горние массивы 
Огромным всполохом взметнётся Спас.
                      5
Огромным всполохом взметнётся Спас,
Свергая в бездны горя бастионы,
Конём крылатым разметав колонны,
Переметнув историй тяжкий пласт.
 
Неведомой главой начать рассказ,
Скрижалей огненных вернуть законы,
Поверив твёрдо: небеса бездонны,
На беспредельность молится компас. 
 
И океанам имя – легион,
И порт приписки на века покинут,
И капитан штормами увлечён
 
В перстнях его горящие рубины…
Он держит курс над вечностью времён,
Рассыпав звёзд, сияющих лучины.
                      6
Рассыпав звёзд сияющих лучины,
Взойдёт богиня Утренней Зари…
Оставив за чертою декабри,
В её одеждах плещутся дельфины.
 
В её руках две равных половины,
На дальних башнях жгут календари,
Её приказов ждут богатыри, –
Она всего насущного причина.
 
Она всему защитница и суд,
И добрый взгляд владычицы орлиный;
В заботах дни её – негодных жнут,
 
Жестокосердных приняла пучина… 
Немногих в сад эдемский позовут, 
На небосвод – галактик величины.
                      7
На небосвод галактик величины
Сквозь Звёздные проносятся Врата,
Назвавшаяся дивною, мечта,
В заслуги превращала равелины.
 
На сотнях лун бывали Властелины,
В эонах лет спасала чистота,
Во многих жизнях духа слепота
Тела бросала в адовы руины.
 
Бок о бок шли неузнанными братья,
Дары святые чтут не на показ,
И в рваном рубище блистали статью,
 
И благовест звучал от первых фраз,
И в пустынях делились благодатью,
Чтоб эту Землю превратить в алмаз.
 
                      8
Чтоб эту Землю превратить в алмаз
Руке нужна божественная сила,
Благая мощь послушного ветрила, –
Без боя тьма вам жертву не отдаст.
 
Планету сумерками душит газ,
На зов свершений ринулись светила,
Стихийный хаос пастью крокодила
Хватает хвост свой издавая лязг.
 
И клич победный подняли гиганты,
В ущелья загоняя гада с круч;
И кровь текла, и брали адаманты…
 
Герои пели, хор их был певуч,
Едва касались неба амаранты
И золотом окован вился луч.
                      9
И золотом окован вился луч.
Долина пирамид под Орионом
И запахи напоены озоном,
И небо избегает редких туч.
 
Дух смертного правителя – летуч,
Он, позванный родиться фараоном,
Обещанный и Свету, и канонам…
Был Нилом щедр, державою могуч. 
 
Но время вышло, – позван Сын назад,
– Оковами любовные обеты,
Жрецами приготовлен аромат,
 
Ствол пирамиды звонкофиолетов
И, восходящий, несказанно рад, –
Сияющий нерукотворным светом.
                      10
Сияющий нерукотворным светом,
Нисходит шестикрылый серафим.
Он светоч, многолик и, неделим…
Он – мощь стихий, играющих поэтом.
 
Кристалл огня, разбуженный сонетом,
Хранителем нам явленный благим,
Что чувствуешь, не тронутый мирским,
Прельстишься ли, увиденным сюжетом?..
 
И молвил Он: молились своевольно?
Вы – варвары! И воздух ваш горюч…     
И мерзость ваша обернётся болью,
 
Одумайтесь, – пока песок зыбуч
Не ждите сострадания к застолью
И провозвестия вселенский ключ.
                      11
И провозвестия вселенский ключ
Даётся не столетиям дворцовым,
А рощам смолянистым и кедровым
И страждущим – кто дерзок и колюч.
 
Поток ревущий грозен и дремуч,
Он дрожь наводит окриком басовым,
Он в поисках пути, он бредит зовом,
– Душой незамутнённою живуч…
 
А тёплые? Они уже мертвы. 
Они уже для гроба разодеты, –
Ликует смерть в объятиях вдовы.
 
А вам, во тьме искавшим самоцветы,
Причастия у звука тетивы –
Гармония и музыка ответом.
                      12
Гармония и музыка ответом, –
На поиски в заоблачной дали,
Когда бессонно ждали корабли,
А не дождавшись брали пистолеты.
 
У творчества бесценные монеты.
У творчества – «печали утоли»,
У творчества отчаянье петли,
Безрукий бюст да славы эполеты… 
 
Бессмертия всегда желали Евы,
Но безнадёжно – род сей невезуч…
Куда любви живучее напевы.
 
В симфониях: нетленный мир кипуч,
Печальный рыцарь над письмом от девы…
В далёких жизнях сломан был сургуч.
                      13
В далёких жизнях сломан был сургуч:
Нежданной вестью расцвели сирени,
К незримой цели повели ступени.
Сложились руны, месяц был везуч?..
 
Звучали сферы, вихрь стенал ревуч…
На горных кручах разбивал колени,
Невзгоды лаяли, кусая тени,
В моих одеждах спал мороз трескуч.
 
Я уходил, а возвращался Блок.
Я умирал и воскресал по средам.
Пройдя на запад, вспоминал восток…
 
А память с незабудковым куплетом
Была поодаль, щурясь между строк,
Наивным до безумия поэтом.
                      14
Наивным до безумия поэтом.
В далёких жизнях задан был вопрос:
С каких времён вознёсшийся колосс
Дерзнул на равных возражать кометам?
 
Ты, Сфинкс, загадочным своим портретом,
Галактик заблудившихся, форпост;
Пророс в пустынный солнечный торос,
Доволен ли песчаным силуэтом?.. 
 
Так вопрошал поэт, – внимали звёзды,
Созвездия, не подавая глас,
Обманывали время грациозно,
 
В огромные круги вплетая нас…
Для юной Бесконечности не поздно
В такую ночь почудиться: Сейчас
 
 Предчувствие [Magistralis]
 
В такую ночь почудится: Сейчас
Откроются незримые причины,
Разверзнутся бездонные глубины
И новый мир откроется для глаз.
 
Огромным всполохом взметнётся Спас,
Рассыпав звёзд сияющих лучины,
На небосвод галактик величины,
Чтоб эту Землю превратить в алмаз.
 
И золотом окован вился луч
Сияющий нерукотворным светом,
И провозвестия вселенский ключ…
 
Гармония и музыка ответом, –
В далёких жизнях сломан был сургуч
Наивным до безумия поэтом.
14-17.08.201
http://www.stihi.ru/2016/09/07/884

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии!